Александр Глеб: “В “Арсенале” я был счастлив”

У белорусского футбольного зрителя “Арсенал” образца 2006 года и “Арсенал” в общем достаточно плотно ассоциируется с Александром Глебом. Те самые канониры, которые были как никогда близки к обладанием Кубка чемпионов, но в финале уступившие “Барселоне” (2:1). На Planetfootball.com появилось интересное интервью с игроком и не перевести его было бы преступлением.

В том “Арсенале” разносторонний белорусский полузащитник показывал свой лучший футбол в карьере – в итоге он заработал себе 12 млн фунтов в “Барселоне” Пепа Гвардиолы. То, что казалось сделкой мечты для большинства игроков, для Глеба было катастрофой: в Каталонии он провел год перед тем, как отправиться в аренду в “Штутгарт” и больше не вернуться в Испанию.

“Мне до сих пор трудно объяснить, почему я ушел из “Арсенала”, – говорит Глеб. “Там я был абсолютно счастлив. Арсен мне полностью доверял, все было идеально. А потом я решил уйти”.

“Я был в отпуске, а агенты и менеджеры убедили меня, что нужно ехать в Барселону. Честно говоря, я действительно не понимал, что я делаю. В какой-то момент я все осознал: “О боже! Я покидаю “Арсенал”!”

“Когда Арсен сказал, что это вопрос нескольких часов, почувствовал себя опустошенным. Все это принять было очень трудно. Венгер сделал все, чтобы я остался в “Арсенале”. Он даже написал мне смс, когда я был на рыбалке. “Алекс, я тебя не отпущу, ты нужен нам здесь”. Когда я это читал, плакал”.

Глеб считает, что он один из многих игроков, которые пожалели о том, что ушли из “Арсенала” и от Венгера, но его отношения с боссом канониров пережили трансфер.

“Да, мы даже несколько месяцев назад в Минске встречались, когда “Арсенал” играл против БАТЭ в Лиге Европы”, – говорит Глеб. “Венгер похож на меня. С ним было очень легко работать, всегда ощущаешь поддержку”.

“Во время своего первого сезона в Англии я получил травму в игре за сборную. Когда я восстанавливался, сказал Арсену, что, может быть, было бы целесообразно отправить меня в аренду в Германию или что-то в таком роде. Он сказал мне: “Прекрати! Я верю в тебя! Даже не думай о таких вещах”. Честно, я просто вылетел из комнаты. Мне действительно казалось, будто бы у меня выросли крылья”.

“Арсен чувствует своих игроков. Он говорит точно то, что нужно услышать игроку. Я думаю, что людей, которым не понравилось работать с ним, очень мало. Все знали и чувствовали, что у них будет шанс. И я думаю, что большинство игроков, которые ушли, в конце концов сожалели об этом”.

Глеб перебрался из “Штутгарта” в “Арсенал” в 2005 году, через год после того, как была написана легендарная победа в Премьер-лиге – целый сезон без поражений. Для любого игрока было бы трудно попасть в стартовый состав, ведь тогда в “Арсенале” играли такие люди, как Тьерри Анри, Робер Пирес и Деннис Бергкамп, а представьте себе 24-летнего белоруса, который не имел опыта игры в Премьер-лиге, и не мог понять ни слова по-английски.

“Когда я впервые приехал в Лондон, первая команда все еще была в отпуске, потому что сезон закончился немного позже, чем в Германии. В мои первые арсенальские дни меня в основном окружали молодые игроки”.

“Все было здорово, хотя я очень расстроился, когда узнал, что Патрик Вийера уходит. Имею в виду то, что я только приехал туда, а один из великих игроков уже покинул клуб. Потом появились игроки первой команды, но я ни с кем не разговаривал, потому что не знал английского! А все основные ребята говорили либо на английском, либо на французском. Единственными игроками, с которыми я мог пообщаться, это Йенс Леманн, который, очевидно, говорил по-немецки, и Филипп Сендерос, который говорил на шести языках”.

“Тогда клуб мне дал учителя, все стало хорошо, но мне определенно в первое время было очень тяжело тренироваться, потому что футбол в Англии чрезвычайно интенсивный, гораздо более интенсивный, чем в Бундеслиге. Мы играли в одно касание, и тебе нужно было принять решение до того, как ты принял мяч. Нужно время, чтобы привыкнуть к такому. К счастью, у меня был Арсен, который действительно верил в меня, так что через шесть месяцев я чувствовал себя полностью адаптированным и готовым к работе”.

Переезд в Барселону

Глеб провел за “Арсенал” 129 игр и стал неотъемлемой частью высокотехничной, быстро развивающейся команды, но в 2008 году он отправился в “Барселону”, куда годом ранее переехал его бывший одноклубник Тьерри Анри.

Излишне упоминать, как Глеб был рад видеть Тьерри, при адаптации в новой команде.

“В Лондоне я чаще всего общался с такими молодыми ребятами, как Фабрегас, Фламини или Росицки. Анри был в другой группе с Бергкампом и Пиресом. Но когда я приехал в “Барсу”, Тьерри и я стали друзьями. Я даже в течение нескольких месяцев жил в его доме! Он узнал, что я живу в гостинице и просто сказал: “Эй, зачем тебе отель? Я живу в одиночестве, так что переезжай ко мне!”

“Тьерри – замечательный человек. Когда дело касается футбола, он немного более серьезный, жесткий. Но в повседневной жизни он действительно веселый”.

“Иногда мы вместе смотрели матчи “Арсенала”. Когда в 2007 году покинул клуб, все были в шоке. Команда вроде бы начала просыпаться, так что никто такого не предполагал. Но он хотел новый вызов, новые трофеи и титул Лиги чемпионов. Я не знаю, был ли он счастлив в “Барселоне”, но он выиграл все. Это факт”.

“Сейчас мы не контактируем, но это моя вина. Я часто теряю телефоны, все номера, поэтому мы также теряем друг друга. Единственный парень из эпохи “Арсенала”, с которым я до сих пор общаюсь, – это Сеск. Кроме того, в Турции я встретил Ван Перси. Все вот так. Ведь мы все сейчас семейные ребята”.

Глеб быстро признает, что в неудаче в “Барселоне” виноват он сам. Полузащитник был одним из первых, кого подписал Пеп Гвардиола в свое первое лето во главе “Барсы”, но это не помогло ему.

В отличии от Анри, Глеб не изучал испанский язык и довольно скоро оказался в изоляции от остальной команды, которая собиралась войти в один из самых доминирующих периодов в истории футбола.

В конце концов, Хави, Иньеста и Бускетс сформировали одно из самых сильных трио в истории, в нем не было места для парня, который даже поговорить не мог с большинством своих товарищей по команде после игры.

“Это все моя вина”, – говорит он. “Я нервничал из-за того, что происходило тогда в моей жизни, и я никого не слушал”.

“Гвардиола был молодым тренером без опыта управления первыми командами, поэтому он, вероятно, не мог найти правильные слова так же быстро, как Венгер. Ему самому нужна была поддержка”.

“Я помню, как в первой игре нас побеждала “Нумансия”. Все игроки собирались присоединиться к своим национальным командам, поэтому я спросил Гвардиолу, когда мне нужно было вернуться в Барселону. Его ответ? “Алекс, когда ты вернешься, меня уже здесь может не быть!” Но он нашел поддержку. Игроки были за него. Особенно испанские парни – Пуйоль, Иньеста, Хави и другие”.

В Испании у Глеба была постоянна борьба, но выделяется момент, который стал началом конца путешествия с Гвардиолой.

“В мае мы играли в финале Лиги чемпионов против “Манчестер Юнайтед”, а Гвардиола оставил меня за пределами состава. Это опустошило. Я помню, как говорил с Анри, и он сказал: “Я понимаю, понимаю. Но будь сильнее”. Но все еще было ощущение, как будто бы мне в спину вставили нож. После этого я никогда не разговаривал с Гвардиолой. Я мог понять его, потому что сам себя не очень хорошо чувствовал. Но все это было невероятно болезненно”.

Спустя два месяца после победы над “Юнайтед” в Риме и, как следствие, требла, “Барселона” купила Ибрагимовича у “Интера”, отправив в обратном направлении Это’О. Глеб должен был уйти в Милан, но по итогу вместо этого оказался в “Штутгарт”. Но он успел ощутить культ Златана.

“В некотором смысле он напоминает мне Анри”, – говорит он. “Он был действительно забавным, возился всегда со всеми. Ну, кроме Тьерри и Месси. В то время Лео был очень молод, но даже игроки мирового класса в его присутствии шептались! “Вы видели, что этот парень сделал сегодня?” Я реально посмеялся над этим. Но, опять же, мы мало говорили, потому что он говорил только по-испански, а я знал всего пару фраз”.

Ранее в том году Глеб, которому в мае исполнилось 36 лет, стал экспертом на российском спортивном канале “Матч-ТВ”. Он все еще живет в Минске со своей семьей и надеется продолжить свою футбольную карьеру. Прошлым летом он покинул “Крылья Советов”.

“На самом деле, речь идет не о деньгах”, – говорит он. “Я просто хочу играть в интересной лиге. Но я не буду дергаться куда-то без моей семьи”.

“В Лондоне я не был некоторое время и конечно все еще скучаю по “Арсеналу”. Было здорово каждый день просыпаться и делать то, что тебе нравится. Было восхитительно. Очевидно, что сейчас у меня есть другие приоритеты, но у меня все еще есть желание играть”.