Любовь живет три года

Название девчачьего романа Фредерика Бегбедера идеально подходит к ситуации со Станиславом Драгуном, минским “Динамо” и БАТЭ. Правда, в составе бело-синих полузащитник провёл четыре года, а трансфер из “Динамо” в “Крылья Советов” и из свободных агентов в БАТЭ разделило пять лет, но сбросим по одному и двум годам соответственно на временное помешательство или осознание самого себя.

Что произошло?

Станислав Драгун – воспитанник минских “Трудовых резервов”, целовал эмблему минского “Динамо”, клялся в верности клубу, а также являлся самым активным игроком по взаимодействию с болельщиком, почти своим: он пробивал выезды, посещал фанатскую трибуну, когда не мог выйти на поле… Далее было помутнение рассудка, связанное с переходом на “более высокий уровень” в “Крылья Советов”, трансфер в московское “Динамо” пост-революционных времен, когда денежный кран уже был перекрыт, а дырки в составе – нет, уход в “Оренбург” и… статус свободного агента. За всего несколько лет Драгун, которого считали одним из самых перспективных игроков чемпионата Беларуси вырос из игрока национальной сборной всего лишь в кандидата. А теперь Станислав решил исполнить одну из мечт Анатолия Капского – стал игроком БАТЭ.

Как это восприняли болельщики?

Очень плохо. Нельзя сказать, что лагери тех, кто приветствовал или понял игрока и тех, кто выступил решительно против, делятся в пропорции пятьдесят на пятьдесят. Болельщики минского “Динамо” заклеймили Драгуна “предателем” и “иудой”, вычеркнули их из бело-синего пантеона бывших игроков клуба. Единственное чего сделано не было (подкидываю идею) – это массового сжигания футболок Станислава, причем при участии видеооператора. Обычно так поступают с предателями того или иного клуба в Европе. Но так как Беларусь – это не Европа, то в нашем случае дело ограничилось лишь форумами.

Что на самом деле произошло?

Станислав Драгун – игрок, который находится по европейским меркам в золотом для футболиста возрасте. Например в Италии жизнь для игрока начинается лишь после тридцати, а в СМИ можно легко встретить по соседству слова “29-летний” и “молодой талант” или “перспективный юнец”. По меркам же Беларуси центральный полузащитник – сформировавшийся человек, который слегка запутался в своей карьере, не может записать в актив последние годы и надеющийся, что с помощью команды, которая также испытывает некоторые проблемы в игре, решить свои проблемы. Например, через участие в Лиге чемпионов.

Для БАТЭ это не самый худший вариант, так как вполне вероятно, что биг боссами борисовского клуба рассматривались такие мастодонты мирового футбола, как Михаил Сиваков, может быть даже Александр Глеб или предлагалось вернуться Дмитрию Лихтаровичу. Борисов уже приучил нас к тому, что любовь к бывшим выше здравого смысла. Хотя все знают, что возвращение к прошлому не несет ничего хорошего для будущего.

Как реагировать на это вот всё?

Абсолютно спокойно, ведь ничего трагичного не произошло. История знавала случаи прямых переходов из БАТЭ в “Динамо” и даже обратно (Игорь Стасевич). Мне вообще непонятна вся эта динамовская истерия по поводу игрока, который провёл последние пять лет за пределами Беларуси и не обязан был возвращаться в нашу страну конкретно в “Динамо”.

В любой подобной истории должна быть жизненная проекция. Кто из вас откажется от повышения зарплаты или должности, если предложение поступает от прямого конкурента? К счастью, я не знаю таких дураков. Никто не живет с девизом support your local job, а для футболистов футбол – это работа. Ты не будешь сидеть на своей первой работе вечно, так как именно здесь тебя вырастили, дали знания и ты получил опыт. Рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше. В данную минуту в БАТЭ лучше, чем в “Динамо”.

И главное. Станистав Драгун никому и ничего не должен.

Фото: footballtop.ru.